Интервью с Ольгой Наяновой

Интервью с Ольгой Наяновой
В преддверии юбилея театра мы решили сделать серию особенных интервью. Поэтому, встретив у гримерки ведущего мастера сцены, солистку-вокалистку Ольгу Леонидовну Наянову, мы не смогли удержаться от беседы с ней.

- Ольга Леонидовна, расскажите, пожалуйста, как Вы оцениваете молодых актёров? Анастасия Бургомистрова, как раз недавно с ней беседовали, как и Вы, окончила Нижегородскую консерваторию...

Да, я знаю! Молодёжь у нас сейчас талантливая, хорошая. Раньше, когда я молоденькая была, нас по пальцам можно было пересчитать, раз-два и обчёлся. А сейчас много молодёжи, но как-то у нас так получилось, что в прошлом году в декрет ушли сразу две актрисы, и сейчас одна опять ушла, так что молодые востребованы и нужны. Их вроде как много, а с другой стороны — раз и нету...

- Приближается юбилей театра — 85 лет, идёт юбилейный 85-й театральный сезон. Как проходит подготовка?

Готовимся полным ходом! Мы уже вчера почувствовали это, все что-то бегают, делают, третий этаж бурлит-кипит. У меня всё время совпадают мои юбилеи с театральными юбилеями, но мой всегда идёт перед театральным. И я, конечно, вообще в таком ажиотаже нахожусь! Недавно мы начали готовить новый спектакль «Любовь и голуби»...

- Кого Вы будете играть? Или это секрет?

Бабу Шуру. У меня такие разноплановые роли. В «Робин Гуде» я была молодая девушка Пенни, а в спектакле «Любовь и голуби» я буду баба Шура.

- Мы недавно ходили на «Робин Гуда», нам очень понравилось!

Вот и замечательно, приходите теперь на «Легенду»!

- Про этот спектакль много говорят, его очень ждёт публика!

Приходите, это необычный спектакль! Во-первых, там содержание само по себе необычно, оно затягивает. Во-вторых, очень хорошая музыка молодого композитора Дмитрия Лазарева. Я буду счастлива, если вы 16 февраля придёте! (смеётся).

- Как Вы оцениваете уровень подготовки молодых артистов? Они ведь не «нулевые» приходят в театр, а какой-то базис уже имеют?

Они приходят, конечно, не «нулевые», но для того, чтобы стать настоящим актёром, нужны время и практика. Иногда от сказок отказывается молодёжь, но это неправильно. Именно на сказках актёр и становится актёром.

- А почему отказываются?

Говорят, что не престижно. «Я пришла героинь петь, а мне тут сказки дают!». Хотя именно на сказках практика-то и нарабатывается, они же игровые все! В основном приходят ребята с хорошей вокальной подготовкой, но, так как в большинстве своём после консерватории идёт народ, то актёрская подготовка оставляет желать лучшего. А у нас труппа всегда славилась именно сильной актёрской игрой.

- Вы как-то подтягиваете молодых коллег или это делает режиссёр?

Я деликатный человек, если меня спросят, я всегда стараюсь помочь, но не навязываю своё мнение. Для этого есть режиссёр, дирижёр.

- Мы уже спрашивали у Анастасии Бургомистровой, спросим и у Вас. Вы столько лет работаете в театре, а ведь он очень много времени занимает, театру надо постоянно уделять внимание, это ежедневная работа. Как это можно удачно совмещать с личной/семейной жизнью?

Это ведь кому как повезёт! Я сюда как на праздник прихожу, но это, конечно, как семья пойдёт навстречу. Мне повезло с мужем, что он никогда в жизни мне не сказал: «Выбирай! Или я, или театр!», потому что замуж я вышла ни свет, ни заря, после школы сразу. И все мои консерваторские становления, и актёрские становления проходили параллельно с моей семьёй. И детей я рано родила. Никогда в жизни муж мне не сказал: «Выбирай», всегда поддерживал в этом отношении. Не скажу, что помогал, поскольку он врач, как он мне поможет. Поэтому это кому как повезёт.

- Расскажите, с чего началась Ваша работа в Ивановском музыкальном театре?

После окончания Ивановского музыкального училища я сначала работала артисткой хора. Но всегда была мечта стать актрисой! Я сама для себя знала в душе, что я могу, но это же надо было окружающим доказывать. Сейчас артисты за роли деньги получают, а раньше: «Я всё отдам, только дайте поиграть!». И когда в театр пришёл Аркадий Львович Ладыженский, он был главным дирижёром, я прослушалась, а он в меня поверил. Именно с его подачи я поступила в Нижегородскую консерваторию в класс профессора Андрея Михайловича Седова. Великолепный был и музыкант, и человек замечательный. Под его руководством я научилась петь.

- Многое ли поменялось в театре после того, как Вы окончили консерваторию? Ведь прошло столько лет... 22 года!

Раньше корифеи диктовали своё мнение. У нас была троица: Келин, Коган, Ситнова. Очень много от их мнения зависело. В принципе, и сейчас также осталось, просто осталась одна Ирина Николаевна...

- Сейчас театр стал более демократичным?

Да, конечно, молодёжь более свободно дышит. И в художественное руководство ведь пришли молодые - режиссёр, балетмейстер. Главный режиссёр у нас замечательный! Он мне в сыновья годится. Но как только он пришёл, я почувствовала, что это - мой человек. С первого спектакля — он тогда поставил «Алые паруса». Мы с ним чувствуем одинаково, мыслим одинаково. И это так приятно! Потому что мне как-то не везло с этим делом. Только у меня дело пойдёт налаживаться, руководство меняется, и опять всё по-новой начинается. И вот сейчас именно с режиссёром мне очень повезло, мне с ним приятно и комфортно. Я не боюсь выразить своё мнение, хотя, что уж бояться-то в мои года, но всё равно. В душе-то я себя не ощущаю...

- Антон Владимирович Лободаев привнёс что-то новое в театр, на Ваш взгляд?

Он человек молодой, тяготеет к мюзиклам. И у нас сейчас мюзиклы в основном идут, причём он ставит очень хорошие - вот у него «Алые паруса», «Фанфан-Тюльпан», «Робин Гуд».

- А «Легенда», в которой Вы будете играть 16го, это ведь тоже Антона Владимировича постановка?

Да-да! Спасибо ему огромное, что он во мне рассмотрел Странницу. Я сначала была назначена на Мать (у меня там 2 роли: Мать и Странница), а Странницей была Ирина Николаевна Ситнова заявлена, но в силу каких-то своих обстоятельств она отказалась. Я сижу и думаю «Может, мне заявку подать на эту роль?». Только я так подумала, Антон Владимирович просит меня остаться поговорить. «Как вы смотрите, если я Вам дам странницу?» - говорит. «Замечательно смотрю, положительно, только Мать за мной оставьте!». (смеётся). Это разноплановые совсем роли. Мать — она живая такая, у неё трагедия — погибает старшая дочь. И весь первый акт я плачу и горюю, тоскую и страдаю. А Странница — она... Нет, не буду вам рассказывать, а то придёте и неинтересно будет!

- А у Вас есть любимые роли?

Сильва была любимая, Теодора Вердье была любимая...

- Грустно расставаться со своими ролями?

Грустно! Они все любимые, просто они все разные. Их принимаешь как своих детей, и когда, предположим, что-то не состоится, не выходишь — это очень тяжело, у каждого актёра так бывает. Может быть, кощунственное сравнение, но как ребёнка хоронишь. Вот ты его вынашивала, вынашивала, 9 месяцев носила, а он мёртвый. Срыв большой бывает у актёров. Я про себя скажу и про любого другого актёра. Это очень большая трагедия. Переживают все тяжело. Стараются вида не показывать, потому что нельзя показывать вид, иначе не очень хорошо будет... Но в душе очень тяжело переживают. И у меня однажды так было, но со временем всё как-то забывается.

Фотографии

Контактная информация
Выберите раздел
  • Главная
  • История
  • Спектакли
  • Афиша
  • СМИ
  • Репертуар
  • Касса театра
  • Сцена театра
  • Наш коллектив
  • Документы
  • Контакты
  • Наша гостевая
  • Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика