Интервью с заведующей реквизиторским цехом Аллой Исаеня

Интервью с заведующей реквизиторским цехом Аллой Исаеня

Интервью с заведующей реквизиторским цехом Аллой Исаеня
В театре на репетиции очень часто режиссёр произносит фразу «реквизит 5 картин, пожалуйста, на сцену», и вот как по мановению волшебной палочки появляются работники реквизиторского цеха. И происходит чудо! Откуда-то появляются телефоны, постельное бельë, посуда, письменные приборы, оружие, картины и много деталей материально-бытовой культуры, культуры без которых любая сцена спектакля не существует. Этот список перечислять можно бесконечно, как и бесконечно количество окружающих нас вещей. И всем этим многообразием дирижируют работники театра. И имя им - РЕКВИЗИТОРЫ. Это люди, бесконечно преданные своему делу и своему театру. И при кажущейся простоте работы они очень театрально-профессиональные люди, которые знают эпохи, моду, специфику времени и точное месторасположение того или иного предмета реквизита. И они - то знают, что, не дай Бог положить, скажем, шпагу или букет на 30 см в сторону, и актёр его просто не обнаружит в связи со сложившимся сценическим автоматизмом. А уж если реквизита не окажется на месте, скажем, склянка с ядом у Ромео и Джульетты или веер в «Летучей мыши», то сцена может быть сорвана, и спектакль провален. И это действительно так. Ведь реквизит зачастую является действующим лицом сцены, и поэтому его отсутствие - это крах! Ну, а когда идëт подготовка к гастролям в разные города, и реквизиторы готовятся, то забыть хотя бы одну знаковую деталь недопустимо. И всем этим искусством организации пространства материальной культуры владеют наши сценические кудесники - реквизиторы! И на них тоже держится качество спектаклей и судьба спектаклей. И они, как и многие профессии в театре, ШТУЧНЫЕ. Алла Викторовна Исаеня — хранительница нашего реквизиторского цеха, где хранятся всевозможные принадлежности, без которых нельзя представить ни одну постановку. Алла Викторовна служит Ивановскому музыкальному театру уже 25 лет. В коллективе ее все ласково называют Аллочкой.
В уютной атмосфере реквизиторского цеха мы поговорили с Аллой Викторовной о ее профессии и о том, как организована работа начальника реквизиторского цеха сейчас.


—Алла Викторовна, расскажите, как Вы познакомились с Ивановским музыкальным театром?

— Пришла давно в 1996 году, мне нравился театр, было интересно узнать, как живет закулисье. Тогда в реквизиторском цехе работало 3 человека, я пришла на подработку, совмещала с работой в детском травмпункте, а потом мне предложили прийти на постоянный график начальником реквизиторского цеха.
У меня 2 высших образования: медицинское и юридическое. Не хотелось бросать медицину, но так получилось. Я, конечно, ни о чём не жалею. Люблю наш театр, мне здесь все нравится, у нас хороший коллектив, все дружные, помогают друг другу.

— А что входит в обязанности начальника реквизиторского цеха?

— В мои обязанности входит содержание реквизита. Реквизит — это мелкие вещи, которые используются в спектакле: вазы, трости, цветочки, очки, часы и многое-многое другое. Мне требуется содержать это всё в надлежащем виде, вовремя принести на спектакль и подать актеру, если требуется.

— Откуда берется реквизит?

— В основном, его делают работники бутафорского цеха, но что-то закупаем отдельно в магазинах, например, посуду, трости, шпаги.

 — А какова судьба реквизита, который больше не будет использоваться в спектаклях?

— Ежегодно проводим ревизию, проверяем здесь все. Что-то списываем и отправляем на выброс. Если вещь хорошая, то мы стараемся подарить её каким-нибудь театральным клубам или школам. Иногда оставляем реквизит на складе до следующего спектакля.

 — Какой самый необычный реквизит встречался Вам за годы Вашей работы?

— За 25 лет так привыкла ко всему, что необычное для другого, будет совершенно обычным для меня. Из последнего, например, это сигвей из мюзикла «Конёк-горбунок» и радиоуправляемая птичка из либретто «Красавица и чудовище».

 — А добавился какой-то новый реквизит за период карантина?

— Конечно! Добавились реквизиты для комедии «Любовь и голуби», здесь и пальмы, и горшочки, и кальян, и голуби для репетиции, а в спектакле, кстати, будут живые птицы! Скоро ещё доработаем реквизиты для оперетты Ф.Легара «Весёлая вдова».

 — Случалось ли такое, что реквизит внезапно пропадал перед выступлением или после?

— Бывало, конечно. Особенно часто теряются какие-то мелкие вещи. В прошлом году ездили на фестиваль в Москву, в одном из спектаклей актриса снимает фату и оставляет ее внутри пианино, там и оставили случайно. Ещё был случай в Кинешме. В спектакле «Тот самый кот» в начале из мешка достают кота, а кота, как оказалось, нет, забыла его, а наши актеры обыграли так, что никто, даже из наших, не заметил, что чего-то не хватает в спектакле.
Стараюсь проверять все перед спектаклем, есть специальная тетрадь, куда записывается каждая единица реквизита по спектаклям. Проверяю по списку и укладываю каждый реквизит по местам.

 — Возможно ли работать в театре без любви к нему?

— Люди, которые работаю без любви, здесь не задерживаются. Здесь особая атмосфера, другой график работы. Иногда приходится работать допоздна или в выходные. Не каждый человек способен на это, если он не любит театр, то он не сможет находиться здесь.

 — А Вам комфортно работать одной?

— Да! Я привыкла, знаю, что не смогу ни на кого переложить какие-либо обязанности, никто не сделает за меня, за всё отвечаю здесь я. Это стабилизирует и держит в тонусе.

 — Расскажите, как Вы проводите свободное время?

— Свободного времени сейчас практически нет, стараюсь проводить его с мамой, у нас много животных: 1 собака и 8 кошек, да и работы в огороде сейчас полно. Забот хватает!

Заканчивая интервью, Алла Викторовна быстро убежала на репетицию премьерного спектакля «Весёлая вдова».