Год без зрителей – пять лет «в трубу»

Год без зрителей – пять лет «в трубу»

Год без зрителей – пять лет «в трубу»

Год без зрителей – пять лет «в трубу» 
Максим Серебряков (Иваново) 
Музыкальный журнал

Когда Антон Лободаев возглавил творческую часть Ивановского музыкального театра, став его главным режиссёром, он и представить не мог, что будет целый год работать без зрителей. Исключительный 2020-й буквально перечеркнул несколько лет кропотливой, а самое важное – плодотворной работы. Что делать, когда опускаются руки, как работать в условиях тотальной изоляции, и можно ли строить планы на будущее и надеяться на возвращение к нормальной сценической жизни?

– Практически всю карьеру вы строили в регионах, но воспоминания о столичных сценах всё же осталось. Когда речь заходит о провинциальных театрах, кажется, что ничего интересного там быть не может, а за искусством вся региональная интеллигенция едет в Москву или Санкт- Петербург.
– Столичные театры, безусловно, богаче (улыбается). Это позволяет создать более сложные декорации, собрать большой оркестр, не говоря уже о костюмах. В результате постановка становится зрелищнее, достигается коммерческий успех, которого ждут и от региональных театров. С другой стороны, в провинции чаще встречаются творческие «жемчужины». Это касается не только актёров, но и постановщиков, балетмейстеров, художников по костюмам. Думаю, что скромное финансирование с лихвой компенсируется талантом команды.

– Как это влияет на репертуар театров?
– В Москве можно поставить один спектакль и показывать его в течение нескольких лет. В регионах приходится каждый сезон придумывать что-то новое, потому что ротация зрителей в провинциальных театрах более медленная. Зритель не пойдёт на один и тот же спектакль три-четыре раза.

– Что интересует сегодняшнего ивановского зрителя?
– Люди предпочитают лёгкие комедии, оперетты, мюзиклы. Кажется, чем проще постановка, тем лучше продаются на неё билеты. Я связываю это с переживаниями, от которых люди хотят закрыться. После стресса на работе зрители предпочитают погрузиться в незамысловатый сюжет с шутками без подводных камней и глубоких мыслей.

– Получается какой-то «попкорновый» театр…
– Не соглашусь. Мне повезло, что во всех театрах, в которых служил, я сам выбирал материал. И я не сторонник ставить легкомысленные комедии положений в угоду публике. Но и отрываться от зрителя тоже нельзя: месяцы репетиций могут обернуться полупустым залом на премьере. А зал в Ивановском музыкальном театре довольно вместительный.

– Чем гордитесь из последних работ?
– В прошлом году мы поставили мюзикл «Робин Гуд». Он получил хороший отклик и у ивановских зрителей, и у московской публики и критиков на фестивале «Видеть музыку», с успехом был показан и в рамках гастролей на площадках Ивановской области.

– Как работалось Ивановскому музыкальному театру в 2020-м году?
– В Иванове музыкальный, драматический и театр кукол живут в одном большом театральном комплексе. В этом же комплексе находится бар, ресторан и ночной клуб. Последние полгода в нашем здании работают все, кроме театров. В городе открыты все кинотеатры, где проводят фестивали, показывают записи спектаклей… Без комментариев.

– Каким стал для вас самого этот год?
– Честно признаюсь, первый месяц, когда ввели ограничения, отдыхал. Очень устал и поначалу даже рад был, что можно немного расслабиться. Но сидеть дома без дела быстро надоело. В апреле начали с художником продумывать новый спектакль, искать свежий материал. Остановили выбор на оперетте Франца Легара «Весёлая вдова». Если в двух словах, то это история о женщине, которая потеряла супруга и по завещанию получила солидное состояние. Вокруг неё стали появляться персонажи, желающие разделить не только её горе, но и наследство. И среди всех лишь один герой по-настоящему влюблён в неё… Мы перенесли действие в 1980-е, в эпоху диско: хотелось праздника и веселья. Вместо чёрно- белых фраков и блузок взяли яркие пиджаки и юбки, оформили сцену разноцветной мебелью, переработали хореографию. Надеюсь, что совсем скоро сможем представить нашу новую работу зрителям.

– Получилось ли выстроить работу над постановками в период пандемии в онлайн- формате?
– Понимаете, спектакли- онлайн придумали не вчера, не в начале 2020-го, а более ста лет назад. И называется это кино, а не театр: когда профессиональные режиссёры, операторы и актёры разыгрывают пьесу. Поэтому я не понимаю, как может быть театр сегодня в «онлайне». Это совершенное другая структура, другая жизнь, другой жанр. Если бы мне было интересно разыгрывать пьесы онлайн, то, наверно, я бы пошёл учиться не в ГИТИС, а во ВГИК.

– Но, наверно, можно проводить занятия с актёрами по скайпу?
– Дело в том, что в состав музыкального театра входят не только актёры, но и, например, хор. Как можно проводить репетиции с хором индивидуально или онлайн? Хор – это массовый вокал, когда собираются люди и поют по совершенно другим законам, нежели солисты. Если мы говорим об артистах балета, которые должны выполнять поддержки и перемещаться по сцене, то сталкиваемся с другой проблемой. Возможно, в столицах у каждого артиста балета в квартире есть комната площадью триста квадратных метров с потолками четыре метра, но в Иванове у моих подопечных таких условий нет. А вот в рамках образовательного проекта Комиссии по музыкальному театру Союза театральных деятелей России «Повышение уровня речи артистов- вокалистов» для солистов нашего театра были проведены индивидуальные творческие занятия – мастер- классы известного режиссёра и педагога музыкального театра Сергея Терехова.

– Удалось ли найти альтернативу массовым репетициям?
– Мы действительно отошли от привычного формата, больше времени уделяем работе в дуэте, выполняем упражнения на раскрепощение, на создание нового образа, неожиданного для данного материала. Это несомненно идёт на пользу тем, кто пришёл в наш театр из консерватории, где недостаточно, на мой взгляд, внимания уделяют актёрскому мастерству.

– Вынужденный перерыв пошёл на пользу?
– Сложный вопрос. С одной стороны, мы все отдохнули, а с другой – после длительной паузы коллективу необходимо вернуться в прежний ритм работы. Нам всем очень не хватает общения со зрителем, мы соскучились по живому залу. И ещё: вся наша работа так или иначе должна во что-то вытекать. В институтах контрольные точки – экзамены, у нас – спектакли. А сейчас получается, что мы год занимаемся, но никаких финальных результатов не видим. Вроде, и спектакли ставим, а когда покажем – неясно. Это расхолаживает. Чтобы труппа не расслаблялась, мы работаем больше обычного, составили плотное расписание. Балетмейстер «гоняет» артистов с утра до вечера, мы стали чаще менять исполнительские составы, пробуем различные варианты в ансамблях. Очень ждём, когда театры откроют и долгожданная встреча со зрителем, наконец, состоится.

– Получается, что со зрителями не виделись практически с начала года?
– Единственная радость – гастроли: в Ярославле мы показали «Брак по-французски» и «Донну Люцию», во Владимире – «Крошку», в Москве – «Робин Гуд».

– Как работать в атмосфере неопределённости, когда двери Ивановского театра для зрителей закрыты?
– Я не могу расслабиться, за мной стоят люди, которые мне доверяют, которые от меня в какой-то степени зависят. С моей стороны было бы безответственно сказать, мол, ничего делать не будем, карантин, приходите позднее. Это не в моих правилах. Поэтому придумываем новые творческие проекты, чтобы не простаивать. Провели конкурс «Я – Артист»: искали вокалистов- любителей и готовили с ними совместные номера. Получилось, на мой взгляд, достойно. Активно сотрудничаем с Российским институтом театрального искусства ГИТИСом: хотим вместе сделать образовательный курс- лабораторию на нашей базе для молодых режиссёров. Они крутые и дерзкие, не скованные рамками, а наш центральный жанр – оперетта – пластичный и отлично подходит для экспериментов. Удалось сделать совместный проект по операм Моцарта и Верди с Ивановским музыкальным училищем. Переработали много материала, пригласили их оркестр, а в качестве сцены выбрали фойе театра. У нас в комплексе большая красивая лестница – вот вам и готовые декорации. Звук на удивление качественный, а свет мы взяли профессиональный, со сцены. Представили театрализованный перформанс о жизни Моцарта. В таких условиях хорошо ставить камерные оперы XIX века. Задумывали все это как разовую акцию, но зрители просят повторить и сохранить формат: у нас получился не столько театральный, сколько просветительский проект.

– Понимаю, что загадывать что-то сложно, но давайте набросаем примерный план на ближайший год-два.
– Всё придется начинать с начала. В первую очередь, надо заняться поиском актёров. С выпускниками требуется много работать, прежде чем дать им главные роли. Важно не забывать и про обновление репертуара – невозможно всё время показывать одну классику. В идеале хочется создать что-то собственное, с музыкой, которая написана специально для нас. Но решение этой задачи упирается в финансирование. Руководство хочет брать проверенный материал, на который гарантировано придёт зритель. О чём говорить, если поставить мюзикл «Робин Гуд» для театра было большим риском. Пока спектакль зрителям нравится, но прошло всего полгода его проката, поэтому судить о результате ещё рано. В марте хотелось бы провести фестиваль, на который пригласить артистов Большого театра – это будет интересно зрителям и полезно труппе.

– А мы можем подвести итог вашей первой пятилетки в Ивановском музыкальном театре? Ведь для вас это своего рода творческий юбилей.
– Мы начали получать больше финансирования на обновление репертуара, к нам стали приходить больше зрителей, мы несколько раз обновляли состав балета и хора… А сейчас, к сожалению, есть стойкое ощущение того, что всё, что я делал до 2020-го года, улетает в трубу. Даже если театр завтра откроют, такого количества зрителей всё равно уже не будет. Репертуар мы тоже не сможем обновлять так быстро, как хотелось бы. С актёрским составом будут большие проблемы. И нам, скорее всего, гарантирована стагнация на ближайшие пять лет.

– После пандемии не будет упадка в театральном мире?
– Будет подъем, но относительный. Люди истосковались по развлечениям. Хочется, чтобы в театре каждый вечер был аншлаг. Для этого необходимо подготовить постановки высокого уровня. Ещё не хватает сильного маркетинга. А я, со своей стороны, обещаю сделать всё возможное, чтобы задуманное было реализовано.

– Сегодня многие люди боятся идти в театры, может быть, напрасно?
– Здесь никто не кусается. Да и это лишний повод надеть вечернее платье, пообщаться с друзьями в буфете, получить удовольствие.

– Вам повезло с командой?
– Сегодня в Ивановском музыкальном театре сложилась хорошая команда. Я горжусь, что работаю с такими артистами, балетмейстером, художником, хормейстером, директором. Надеюсь, мы сможем вывести наш театр на новый уровень и стать лучшими в области оперетты и мюзикла.

– Что бы вы хотели сказать коллегам из других городов?
– Не надо бояться экспериментировать, даже в таких сложных условиях. Уважайте коллег – труппу, постановщиков. Спокойно относитесь к молодому поколению, наберитесь терпения, и всё получится.